Регистрация    Войти
Авторизация

Переговорной платформы для освобождения украинских политзаключенных в РФ нет - отец Павла Гриба – новости на УНН | 13 декабря 2017, 09:30

загрузка...

Переговорной платформы для освобождения украинских политзаключенных в РФ нет - отец Павла Гриба
Переговорной платформы для освобождения украинских политзаключенных в РФ нет - отец Павла Гриба – новости на УНН | 13 декабря 2017, 09:30

Игорь Гриб

КИЕВ. 13 декабря. УНН. Российский суд в Краснодаре 19 декабря рассмотрит продление меры пресечения украинцу Павлу Грибу, которого похитили российские спецслужбы в Гомеле (Беларусь) еще в начале августа. В России ему инкриминируют подготовку теракта - взрыва в сочинской школе. Украинского консула к Павлу Грибу впервые допустили только в сентябре.

Родные обратились в ЕСПЧ в порядке статьи 39 Регламента суда, после чего суд вытребовал у России некоторые сведения о состоянии здоровья похищенного украинца. Однако отец Павла Игорь Гриб утверждает, что реальное состояние здоровья может быть значительно хуже, так как предоставленная информация не полная. В интервью УНН Игорь Гриб рассказал, можно ли рассчитывать на смягчение меры пресечения на следующем судебном заседании в отношении его похищенного сына и как проходили заседания суда.

- Вы сообщили, что 19 декабря состоится судебное заседание по мере пресечения, есть ли в деле какие-то новые обстоятельства?

- По этому делу еще идет досудебное следствие, там пока никаких изменений нет. Так как содержание под стражей до 4 января, поэтому было решено провести это заседание 19 декабря. Дальше должны в январе месяце, насколько мне известно, российская сторона планирует провести какие-то следственные действия. В принципе, они и проводятся постоянно.

- Вы говорите, постоянно проводятся следственные действия, какие именно? О каких следственных действиях вам известно?

- Я не хотел бы об этом говорить. Давайте дождемся того времени, когда об этом можно будет говорить. Но есть большой минус: уже прошло больше трех месяцев и мы не знаем, как родители, о состоянии Павла, о том, какое реальное состояние, нам до сих пор не известно. Вы знаете, врачей (украинских – ред.) не пустили и, по информации консулов, которые там были, сказали, что Павел купил лекарства за свой счет, но их ему не дают.

- Павел купил за свои деньги лекарства? Откуда у него в российском СИЗО свои деньги и где он купил эти лекарства?

- Этого я не знаю.

- Накануне офис Омбудсмена опубликовал ответ российской стороны о состоянии Павла. В частности, речь шла о том, что ему российские врачи поставили какой-то диагноз. Расскажите подробнее, что Вам об этом известно?

- Значит, украинским адвокатом была написана жалоба в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ – ред.) по правилу 39 (обеспечительные меры, применяемые ЕСПЧ в соответствии с Правилом 39 Регламента, заключающиеся в запрете государству совершать те действия – ред.). Европейский суд оперативно на это отреагировал и направил запрос Российской Федерации относительно состояния здоровья Павла и того, какая ему предоставляется медицинская помощь.

Российской стороной было проведено медицинское обследование на базе какой-то больницы в Краснодаре, и эта информация была предоставлена в ЕСПЧ, и мы могли с ней ознакомиться. Когда результаты этого обследования были показаны врачу, который с детства ведет Павла, который знает все его болезни, то стало понятно, что уровень медицинского обследования был очень слабый. Были поставлены не те диагнозы, которые реально существуют. Скажем так, они сделали заключение, что он здоров и никакая болезнь не несет его жизни никакой угрозы. Мы проанализировали также материалы, которые предоставила российская сторона – сложно было понять, какие результаты анализов на самом деле и мы написали жалобу в ЕСПЧ.

Европейский суд направил повторное письмо российской стороне и только после этого Россия более расширено предоставила ответ. Но, опять же, реального состояния Павла диагнозы не подтверждают. И то, что Москалькова (российский Омбудсмен - ред.) написала Лутковской (украинский Омбудсмен - ред.), основывалось исключительно на этих результатах – о том, что он здоров, о том, что ему дают лекарства. Но, по информации адвокатов, Павлу стало еще хуже.

- На прошлом заседании по мере пресечения защита ходатайствовала отпустить Павла под домашний арест, учитывая состояние здоровья…

- Консулы, которые присутствовали на том суде, дали письменное подтверждение, что они финансируют жилье, где Павел бы жил в Краснодаре, находясь под домашним арестом, но российская сторона отказала в этом.

- Есть ли риск, что суд снова откажет в смягчении меры пресечения, учитывая результаты медицинского обследования, проведенного российскими врачами?

- Да, вы правы. Надежды, что они поменяют меру пресечения, практически нет. Они не дают ни общаться… На прошлый суд ездила моя жена и направлялись ходатайства относительно предоставления возможности увидится с сыном. Эти ходатайства были и от матери, и от адвоката, но российский следователь такого разрешения не предоставил.

- Не опасно ли Вашей жене посещать Россию? Лично Вы не пытались поехать на суд к сыну, учитывая все риски?

- Я не еду по той причине, что вы говорите, а жена едет в сопровождении консулов. Надеемся, что обойдется без задержаний и провокаций. На судебное заседание поедет жена и мы надеемся, что хоть в зале заседаний удастся перекинуться хоть парой словами.

- Прошлый раз, когда Ваша жена ездила на суд, им увидится не удалось?

- Прошлый раз это был апелляционный суд по мере пресечения и его не привозили. Это происходило в режиме видеоконференции.

- Павлу ни разу так и не разрешили связаться с семьей?

- Нет. Мы и письма писали, и конверты передавали, но, к сожалению, более трех месяцев уже и никаких вестей не было. Он в полной изоляции, в полном вакууме.

- Вы общаетесь с адвокатами Павла из России?

- У нас есть в Украине адвокат – Евгения Закревская, но она, к сожалению, не имеет доступа к Павлу и не может к нему поехать. Сабинин (Андрей Сабинин – ред.) – это государственный адвокат (из РФ – ред.), адвокат, с которым мы подписали соглашение, который защищал нашего сына.

- Вы неоднократно говорили об организации, которая бы помогала вызволять удерживаемых в РФ. Расскажите подробнее, какой Вы видите эту помощь?

- Давайте я объясню: у нас есть люди, которые удерживаются в ОРДЛО – это один формат. Об этих людях идет разговор на минской платформе. Украинские граждане, которые задерживаются и удерживаются в российских тюрьмах, на территории оккупированного Крыма – это совсем другая теория. Что касается этой категории, это люди, которые задержаны по политическим мотивам, по версиям "шпионаж" и другим политически мотивированным статьям. Это совершенно другая категория людей.

Так вот, для этой категории людей никакой переговорной платформы нет. В Украине не существует никакого органа, который бы занимался работой по освобождению таких людей. Так вот, мы, родственники политических заключенных, создали общественную организацию, которая называется "Организация родственников политзаключенных Кремля". Уже создали и документы находятся на оформлении в Минюсте.

- Когда в следующий раз консул посетит Вашего сына?

- Такой визит происходит раз в месяц. Консул посещал Павла три раза и в последний визит встреча длилась 7 минут.

- Это по процедуре или так было решено конкретно в этом случае?

- Это решает следователь.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.